RU EN
Большой Братск

Интегральный подход

05.09.2011

Для качественного развития российского леспрома необходимо решить инфраструктурные проблемы, ввести частную собственность на леса и перейти к интенсивным методам лесозаготовки

Группа «Илим» реализует в Восточной Сибири один из крупнейших в истории лесопромышленного комплекса (ЛПК) проектов, который обеспечит качественное использование ресурсного потенциала региона. В интервью «Эксперту» председатель совета директоров Группы «Илим» Захар Смушкин рассказал, на какой стадии находится реализация проекта, объяснил ситуацию в мировом леспроме и нарисовал оптимальную схему лесодорожного устройства.

— Инвестиционная программа Группы «Илим» , предусматривающая строительство новых производств, в том числе в Восточной Сибири, модернизацию и расширение действующих предприятий, пожалуй, одна из крупнейших по объемам инвестиций в мировом ЛПК. Довольны ли вы темпами ее реализации?

— Да, несмотря на определенные тактические сложности, стратегически компания четко выполняет заложенные в инвестпрограмме мероприятия. Планы рассчитаны до 2014 года, общий объем инвестиций составляет порядка 1,4 миллиарда долларов. Основа ее — два крупнейших проекта: строительство новой бумагоделательной машины в Коряжме Архангельской области стоимостью 270 миллионов долларов и новой целлюлозной линии на комбинате в Братске Иркутской области (проект оценивается в 700 миллионов долларов).

По сути, инвестпрограмма четко разделена на два территориальных сегмента. В Восточной Сибири мы говорим фактически о полной перестройке бывшего Братского лесопромышленного комплекса (проект «Большой Братск» ) с тем, чтобы увеличить его производительность более чем до миллиона тонн продукции, в основном товарной целлюлозы. Новая линия по производству целлюлозы позволит «Илиму» в ближайшем будущем увеличить объем выпуска продукции как минимум на 300 тысяч тонн. С учетом последующей реконструкции Усть-Илимского комбината мы предполагаем увеличить объемы производства целлюлозы в Сибирском регионе на 500 тысяч тонн.

Началу крупных инвестиций в целлюлозное производство в Сибири предшествовала «лесная» программа — масштабная закупка техники: лесозаготовительной, лесовозной, для строительства дорог, а также установка комфортабельных вахтовых домиков для наших работников. В 2008–2009 годах мы закупили в общей сложности около 500 единиц техники более чем на 160 миллионов долларов.

В Коряжме в 2009 году запущен один из самых крупных в мире заводов нейтральной сульфитной полуцеллюлозы, инвестиции составили 50 миллионов долларов. Объем его производства — 310 тысяч тонн в год.

Именно в Коряжме после установки новой бумагоделательной машины будет создано первое в России производство мелованной бумаги мощностью 70 тысяч тонн в год. Стратегически мы намерены увеличивать ее производство.

— Какие основные трудности возникли при реализации вашего самого крупного проекта — «Большого Братска» ?

— Работой в целом мы удовлетворены. Естественно, что-то идет очень хорошо, где-то наблюдается отставание от графика. Основные сложности связаны с отсутствием строительных и инженерных кадров. В команде, которая ведет проект «Большой Братск» , работают представители разных стран — России, Чехии, США, Польши, Австрии, Китая. Такой пестрый национальный состав обусловлен тем, что, к сожалению, в Братске не удалось найти квалифицированных кадров в нужном нам количестве. Долгое время ничего серьезного не строилось. Организации расформированы. Кадры в основном утрачены.

Приближение целей

— О ресурсном потенциале Восточной Сибири и о том, как его развивать, разговоры ведутся давно. Какую роль может сыграть лесопромышленный комплекс в росте эффективности использования природных богатств Сибири?

— Ресурсы необходимо использовать в полную силу, поскольку такого качественного хвойного леса, как в Сибири, нигде в мире не найдешь, тем более в таких объемах. Но Иркутская область занимает первое место в России не только по объемам заготовки древесины. Она — рекордсмен и в сфере глубокой переработки древесины: более 50 процентов всей российской товарной целлюлозы приходится на три целлюлозно-бумажных комбината, расположенных в этом регионе.

Потенциал и возможности для развития очевидны, другой вопрос, как этот потенциал раскрывать. Это решение более рыночное, требующее эффективного управления. Наша логика — развивать в Восточной Сибири производство товарной целлюлозы, картона, возможно, различных видов специальной целлюлозы. Но не создавать здесь производство товаров с более высокой добавленной стоимостью, тех же белых бумаг. Сложная и дорогая логистика по доставке подобной продукции в европейскую часть России серьезно влияет на себестоимость, внутренний региональный рынок еще очень мал, а поставлять в Китай такую продукцию бесполезно — он сам успешно закрывает свои потребности. Поэтому на данный момент в Сибири экономически эффективно производство различных видов целлюлозы и картона.

Одна из возможностей для развития целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП) в Сибири — переработка древесины лиственницы, потенциальные объемы заготовки которой только в арендованной базе Группы «Илим» превышают миллион кубометров в год. Лиственница обладает уникальными свойствами — высокой прочностью и плотностью. Однако именно эти свойства лиственницы не позволяют использовать ее в ЦБП с переработкой по традиционной технологии. В прошлом году мы совместно с Санкт-Петербургским государственным технологическим университетом растительных полимеров выиграли конкурс инновационных проектов Мин­образования и науки и получили финансирование в размере 150 миллионов рублей на разработку технологии производства целлюлозы из этой породы древесины. Результатом проекта должен стать выпуск нового вида целлюлозы и других продуктов с высокой добавленной стоимостью. Первые пробные варки прошли в Братске не так давно. Закончились, по нашим оценкам, достаточно неплохо. Сейчас целлюлозу тестируют потенциальные потребители.

— Продукция Большого Братска будет ориентирована в первую очередь на китайский рынок. Насколько этот рынок готов к вашим новым мощностям и насколько они будут востребованы потребителями?

— Я вообще считаю, что российским лесопромышленникам нужно задуматься о вхождении в капитал китайских предприятий ЦБП. Понятно, что есть много подводных камней, как политических, так и экономических, но стратегически это та цель, которую требуется достичь.

Что касается текущего состояния дел, то Группа «Илим» при ежегодном объеме производства 2,5 миллиона тонн экспортирует в Китай порядка одного миллиона тонн продукции. В ближайшие годы мы намерены перейти рубеж в 1,2 миллиона тонн за счет проекта в Братске. В Китае потребление только целлюлозы увеличивается на 1 миллион тонн в год. Я не сомневаюсь, что все наши дополнительные объемы будут востребованы.

Стоим с флагом

— Вы один из адептов введения в России частной собственности на леса. У этой идеи много сторонников, в основном ваших коллег по лесному бизнесу, но достаточно и противников. Как продвигается дискуссия по этому вопросу?

— Дискуссия активная, но конкретных решений пока нет.

Мое мнение: для полноценного и качественного развития ЛПК России необходимо сделать как минимум три вещи. Прежде всего, перейти к интенсивным методам лесозаготовки. Интенсивность лесопользования в районах расположения основных лесоперерабатывающих производств в России крайне низкая, съем древесины составляет лишь 0,3–2,0 кубометра с гектара в год (аналогичный показатель в Финляндии — 3–4 кубометра в год). Обеспечить необходимые объемы заготовки древесины можно только за счет дальнейшего расширения арендованных площадей, что соответственно увеличивает затраты на заготовку и поставку древесины. В свою очередь, это приводит к снижению конкурентоспособности продукции отрасли и инвестиционной привлекательности отечественного лесного комплекса.

Альтернатива такому развитию событий — переход на интенсивный путь развития лесного хозяйства. Основные отличия данной модели состоят в том, что лес выращивается с нужной переработчику породной и сортиментной структурой, а лесохозяйственные мероприятия проводятся в течение всего периода роста дерева. Это позволяет влиять на формирование деревьев, ускорить достижение ими заданных характеристик и использовать альтернативный возрасту насаждений показатель возможности проведения сплошных рубок — достижение древостоем определенного среднего диаметра.

Как показала практика скандинавских стран, использование этой модели приводит к заинтересованности собственника (арендатора) в проведении лесовосстановления наиболее эффективным способом, к более качественному уходу за лесом, к внедрению современных технологий ведения лесного хозяйства и получению максимального экономического эффекта.

Второй блок вопросов — дороги. Системный подход государства к строительству лесных дорог отсутствует. Сейчас лесопользователи строят всю сеть лесных дорог сами, однако они не могут обеспечить полноценное инфраструктурное развитие. В результате сдерживается освоение лесов, что, в свою очередь, ограничивает возможности развития мощностей по переработке древесины. Мы считаем, что строительство и содержание дорог постоянного действия, обеспечивающих доступ к лесным участкам (так называемые магистрали), должно осуществляться государством в соответствии с лесными планами регионов, а строительство и содержание временных дорог, являющихся ответвлениями от магистралей, — лесопользователями.

И третья инициатива — действительно, приватизация леса. Мы с этим флагом стоим и считаем, что от частной собственности нам никуда не деться.

Здесь необходимо сделать оговорку: мы говорим не о приватизации всего леса, а о приватизации лесов промышленного назначения — тех лесных участков, которые используются для сырьевого обеспечения крупных перерабатывающих предприятий.

Основной аргумент у противников этой идеи один: мол, если разрешить приватизацию, то леса сразу вырубят. Мы считаем, что ни один лесопромышленник в здравом уме не будет так обходиться с ресурсами, потому что собственник заинтересован в сохранении и приумножении своего имущества. Можно также законодательно закрепить обязательства по проведению лесовосстановления.

Приватизация будет способствовать решению одной из основных проблем российского лесного комплекса — низкой инвестиционной привлекательности. Инвесторы будут уверены, что их проект обеспечен сырьем в долгосрочной перспективе, — одним серьезным инвестиционным риском станет меньше.

Наконец, лес, находящийся в собственности, существенно увеличит капитализацию лесопромышленных компаний. Этот новый актив можно будет использовать для дополнительных финансовых заимствований.

Страница не перевернута

— Какова в целом ситуация на рынке лесной продукции в России и в мире? Восстановились ли рынки? Какие основные тенденции вы бы отметили?

— Основные тенденции развития отрасли не претерпели серьезных изменений. Это по-прежнему значительный рост потребления в странах Юго-Восточной Азии — в Китае, Индии и Вьетнаме, — а также небольшой, но устойчивый рост потребления в Восточной Европе и в России.

Отрасль довольно быстро восстановилась после кризиса. В ходе рецессии оказались закрыты многие высокозатратные производственные мощности, что позволило значительно оздоровить ситуацию с предложением продукции. Благодаря восстановлению спроса постепенно выросли и цены. Правда, не во всех сегментах и не на всех рынках ситуация выглядит одинаково хорошо.

Развитие отрасли в России будет зависеть прежде всего от роста потребления внутри страны. Если говорить о Группе «Илим» , то наша стратегия сформулирована давно: развитие производства ритейловой группы товаров на Северо-Западе для внутреннего и европейского рынков, а также выпуск экспорториентированной продукции в Сибири для рынков Юго-Восточной Азии, прежде всего Китая.

— В последние месяцы актуализировалось обсуждение нового мирового финансового кризиса. Он не помешает вашим планам?

— Действительно, на мой взгляд, мир не перевернул кризисную страничку. Совершенно очевидны серьезные проблемы. Но даже если опасения по поводу нового кризиса оправдаются, это не должно сильно повлиять на реализацию нашей инвестиционной программы. Мы хеджируем свои риски. Единственное, на что может повлиять кризис, — это сроки окупаемости проекта. На данный момент мы рассчитываем, что проект «Большой Братск» окупится в течение пяти лет.

Эксперт

Новости

Большой Братск

20.06.2013
Руководству Группы «Илим» вручены правительственные награды

19.06.2013
Группа «Илим» торжественно запустила крупнейшее в мире производство хвойной целлюлозы (проект «Большой Братск»)

28.05.2013
«Большой Братск» (видео)

25.04.2013
«Большой Братск» выпустил первую товарную целлюлозу

19.04.2013
В филиале Группы «Илим» в Братске начались пусковые испытания пресспата нового хвойного потока

19.04.2013
На «Большом Братске» прошли испытания сортировочной и промывочной линий

30.03.2013
Руководители Группы «Илим» и International Paper посетили «Большой Братск»

15.03.2013
Состоялось очередное заседание Общественного совета «Большого Братска»

14.03.2013
Специалисты «Большого Братска» осваивают систему управления новым хвойным потоком

10.03.2013
«Большой Братск»: сегодня на объектах

Архив

СМИ о проекте

Большой Братск

19.06.2013
Медведев запустил новое производство целлюлозы на предприятии Группы "Илим"

19.06.2013
Медведев запустил новое производство целлюлозы на предприятии "Группы "Илим" в Иркутской области и пообщался с его работниками

19.06.2013
Д.Медведев принял участие в церемонии запуска нового производства целлюлозы в г.Братске

19.06.2013
Развитию лесопромышленной отрасли посвящена рабочая поездка Дмитрия Медведева в Иркутскую область

18.01.2013
На финишной прямой

26.12.2012
"Большой Братск" готовится к запуску

25.12.2012
Проект "Большой Братск" завершается

13.07.2012
Губернатор оценил «Большой Братск»

11.07.2012
Губернатор посмотрел, как реализуется инвестпроект "Большой Братск"

06.07.2012
Ход первых пусковых мероприятий на «Большом Братске» оценила общественность

Архив